09.02.17
Олег Шеин: свобода собраний — это основа демократии

Депутат Государственной Думы, вице-президент Конфедерации труда России Олег Шеин

На пленарном заседании Государственной Думы 8 февраля от фракции «Справедливая Россия» с десятиминутным заявлением по актуальным социально-экономическим и политическим вопросам выступил Олег Шеин, вице-президент Конфедерации труда России.

В своем выступлении Олег Шеин поднимает такие острые вопросы, как свобода собраний, право на образование, низкий уровень зарплат работников, право на забастовку, распространение в обществе ультраправой риторики. Полный текст выступления читайте ниже.

Всегда приятно отметить эластичность позиции коллег из фракции «Единая Россия» по итогам встреч с избирателями, особенно с таким избирателем, как Дмитрий Медведев, по приватизации жилья.

Но я хотел сказать сегодня немножко о другом. Этот год — год юбилея двух великих русских революций, и каждый к нему подходит со своими инициативами. На прошлой неделе коллегами из «Единой России» в Госдуму был внесён законопроект, по которому на встречи депутатов с избирателями теперь должны распространяться правила известного закона «О митингах, собраниях, демонстрациях и шествиях». Единственная поблажка в том, что депутат может уведомлять не за 10 дней, а за неделю, и вторая — что на собрания это не распространяется.

Я напомню, что в соответствии с указанным законом собрание — это форма, которая может реализовываться только в специально отведённых местах. Очевидно, ни дворы, ни улицы специально отведёнными местами не являются. И если люди собираются на встречу ТСЖ без депутата, то это у нас под закон о демонстрациях и митингах не подпадает. А если они встречаются с участием депутата, то там уже возникают все меры данного закона, включая карательные санкции. Я тоже напомню, что у нас по этим мерам предполагается до 30 дней административного ареста и достаточно солидные штрафы.

Не надо думать, что этот репрессивный закон не работает, у нас сегодня в тюрьме находится Ильдар Дадин, который осуждён на три года лишения свободы за пикеты. Не за экстремизм, не за то, что на плакатах были какие-то экстремистские вещи, а то, что человек два раза вышел на акции без той процедуры, которая предусмотрена законом.

Не надо думать, что это не распространяется на депутатский корпус. Когда я работал в региональном парламенте, я оказался и первым человеком в Российской Федерации, на котором был отработан закон коллеги Сидякина (депутат фракции «Единая Россия» — Прим. ред.) по новым штрафам на митинги. В тот год, 2012-й, я получил 17 штрафов, в том числе этот самый большой, новый.

Правда, те, кто нам оппонировал, впоследствии оказались в разных местах. Полицейские, которые выписывали штраф, осуждены на пять лет за вымогательство. Так называемый победитель на выборах мэра города Астрахани господин Столяров — девять лет лишения свободы за взятку. А госпожа Максакова, которая в этом зале с честным взором рассказывала, как корректно считаются голоса в Астрахани, теперь с таким же честным взором в Киеве даёт показания против господина Януковича, мы с вами эту историю на прошлой неделе тоже смотрели.

Возникает вопрос: а к чему эти запретительные меры, что они дадут?

Возьмём другой пример — забастовки. В 2001 году в России фактически возникли запретительные механизмы по отношению к стачкам. Их невозможно провести по правилам, правила такие, что их нереально реализовать. Результат: 91 случай приостановки производства в позапрошлом году, в прошлом — 128. То есть закон-то не работает, потому что по закону из этих 128 эпизодов только один прошёл, с точки зрения законодательства. И что делать? Как при царе — два года лишения свободы по уложению о наказаниях за участие в стачке или, как было на реке Лена, когда четыреста человек положили за один день из винтовок, — невозможно, XXI век, другая стилистика. Всё запрещено, но эти запреты реально не функционируют.

Между тем, реальный экстремизм не встречает никакой реакции. Сейчас идёт дискуссия по поводу фильма «Матильда» про Николая II. Мне Николай II не симпатичен, мои родственники сражались за «красных», я этим горжусь. Есть люди, кому симпатичнее Николай II. Это дело частное, это дело теледискуссии, это дело дискуссии в клубах. Но что происходит? Отрыто на сайте некой псевдоправославной организации «Святая Русь» размещено письмо к кинопрокатчикам, где сказано, цитирую: «Очевидно, если завтра выйдет фильм «Матильда», кинотеатры начнут гореть, может, даже пострадают люди, и действия эти от безысходности начнутся со стороны тех, кто любит Бога и свой народ».

Хороши себе любители народа, которые готовы свой народ сжигать живьём. Мы каждое 9 Мая над такими любителями празднуем Победу в нашей стране. Вот где экстремизм, вот где должно себя проявлять государство. А у нас вместо этого вносится инициатива о запретах и ограничениях на встречах депутата с избирателями. И не надо думать, что это всё просто какие-то мелкие публикации в интернете.

Я напомню дело «БОРН» — известной боевой националистической организации, которая под слегка стилизованной свастикой здесь в Москве убивала мигрантов, убивала россиян из горной России, с Кавказа, калмыков и якутов, убила федерального судью и была разгромлена только после резонансного убийства адвоката Маркелова, кстати, родного брата одного из наших коллег по фракции «Единая Россия». Это такой же ИГИЛ, только под немножко другой вывеской, другой оболочкой.

Эта стилистика тоже не на бесплодной почве рождается. Долгие годы здесь в Москве на станции метро «Сокол» у храма Всех Святых была мемориальная доска в память о Петре Краснове, о казачьем кавалерийском корпусе, который, правда, сражался не на нашей стороне, а на другой.

В 2007 году неизвестные граждане эту доску разломали и Генеральная прокуратура возбудила дело по факту вандализма. 2007 год, казалось бы, далеко, но в прошлом году другая мемориальная доска была установлена в Санкт-Петербурге в честь иного известного деятеля времён Второй мировой маршала Маннергейма, и никто иной, как Министр культуры рассказывал, что маршал остановил войска на старой финской границе. Хотя достаточно взять карту, посмотреть и понять, что войска-то пошли дальше советской армии.

Поэтому вся эта ультраправая стилистика реально требует обсуждения, потому что это реальный вызов общественным ценностям, общественным интересам и это то, что мы не должны оставлять где-то в стороне, а вовсе не запрещать встречи депутатов с избирателями под соусом некой якобы заботы об общественном благе.

Что сегодня реально происходит? Ведь мы все прекрасно осознаём, как люди, обладающие достаточно большим потоком информации: страна реально погружена в серьёзный кризис, половина всех доходов — это доходы от газа и нефти, все это камуфлируется только за счёт очень большого Резервного фонда, но из семи трлн рублей этого Резервного фонда осталось четыре, и с такими темпами эти средства закончатся в 2019 году.

Потому что даже, когда мы говорим про среднюю заработную плату в 30 тыс. руб., медианная заработная плата, то есть та реальная, которую получают люди, в два раза меньше, потому что официальная заработная плата — это заработная плата по официально работающим: по полицейским, по госслужащим, по работникам бюджетного сектора, по тем, кто официально занят на госкорпорациях типа «Газпрома», «ЛУКОЙЛа», «Норильского никеля» и так далее.

Но, если мы возьмём 28 млн работников, которые заняты неофициально, если возьмём ещё 20 млн, которые работают на минималку, то реальная заработная плата в стране окажется в два раза ниже.

Тема, касающаяся пенсий. В прошлом году пенсионные выплаты в России оказались на уровне выплат в Китайской Народной Республике, где нет самостоятельных ресурсных возможностей ни по газу, ни по нефти, где газ и нефть ввозятся из-за границы.

Мы находимся в условиях очень большого вызова. На этот вызов может быть два ответа: либо ответ очень правый, такой ксенофобский. Но наша собственная история — это история отрицания этого вызова. Ведь не было бы никакого русского народа, если бы кривичи, древляне не создали бы единое гигантское культурное пространство, которое оказалось самым крупным по территории на нашей планете.

Другая реальная альтернатива — это альтернатива левая, социалистическая, альтернатива демократическая. Страна может развиваться, лишь если каждый член общества может себя реализовать. Для этого должно быть право, в первую очередь, на хорошее высшее образование. Да, тяжело управлять образованными людьми, неудобно, но зато страна может сделать хороший рывок вперёд, потому что образованное общество — общество науки.

У нас по прошлому году ВВП России в универсальном эквиваленте составил 1 трлн 250 млрд долларов, а Южной Кореи, которая по населению в три раза меньше, 1 трлн 400 млрд. Потому что в нашем ВВП на науку тратится 1,1%, а там — 4,4%.

Сегодня доля расходов на образование в России составляет порядка 4% ВВП, а в Турции — 4,5%, в Бразилии — 5%, в Польше — 5,5%, в Финляндии — 6%. А ведь мы говорим не про абсолютные цифры, а про относительные, на что делается акцент, и на чём должна развиваться наша родина.

Необходимо ограничение монополий, в том числе, я думаю, даже и национализация монополий, работающих в сфере систем жизнеобеспечения. Вместо этого нам предлагают закон, по сути дела формирующий искусственные монополии в сфере теплоснабжения.

Необходимо возрождение полноценных выборов мэров городов, отмена муниципальных фильтров и переход на полные КОИБы, о чем сегодня правильно было здесь сказано, при всех голосованиях в Российской Федерации нужна автоматическая система подсчёта голосов.

Необходимо повышение заработной платы до уровня ВВП, как в странах ОЭСР, с 25% до 50%, чтобы у нас сформировался внутренний рынок спроса. Необходимо перераспределение национального богатства в пользу 99% населения, которое сегодня обладает только 30% его богатства, созданного в стране. Для этого нужна демократия, основой которой является свобода собраний, в том числе и встреч депутатов с избирателями. Спасибо.

Твитнуть Поделиться на Facebook Поделиться ВКонтакте