22.06.17
Главное условие качества образования — не деньги, а достоинство преподавателя

Профсоюз «Университетская солидарность» провел конференцию «Проблемы высшей школы в России и за рубежом». В ней приняли участие около ста преподавателей из России, Канады, Италии, Испании, США, Греции. В фокусе внимания участников были вопросы различия образовательных процессов, объема и структуры нагрузки, оплаты и условий труда, гарантий занятости, вузовского самоуправления и роли академических свобод. А также, практический опыт решения преподавательским сообществом проблем высшей школы.

Мероприятие прошло 19 июня в Москве.  Благодаря интернет-трансляции, которую вело «Нейромир-ТВ», участие в работе конференции смогли принять работники высшей школы и не из Москвы. С записью круглого стола можно ознакомиться 
здесь

Публикуем материал об итогах мероприятия преподавателя из Саратова Веры Афанасьевой, принявшей участие как раз через интернет.

Я смотрела прямую трансляцию, и вот взгляд со стороны.

Сначала об условиях труда. Во многом они определяются соотношением преподавателей и студентов, которое задаёт преподавательскую нагрузку. В России и за рубежом оно примерно одинаковое — 1:12, хотя в России планируется повысить его до 1:14. Удивительно, что при таком равенстве нагрузка российских преподавателей существенно превышает нагрузку зарубежных коллег. Наша — не менее 900 часов, за рубежом обычно — 3 пары в неделю, не более 180 аудиторных часов в год. Руководство защищённой диссертацией уменьшает нагрузку преподавателя на 1 курс, примерно на треть. В России такая практика отсутствует. Научная работа в большинстве российских вузов вообще не входит в нагрузку; за рубежом на научную деятельность отводится немалое время.

Достойные условия труда связаны и с уверенностью в будущем, с наличием постоянной работы. За рубежом конкурсы на преподавательские должности проводятся раз в 5-7 лет, но существует и практика заключения после 5-6 лет успешной работы бессрочных контрактов с преподавателями — чтобы люди чувствовали себя защищёнными. В российских же вузах в последние годы участилась практика ежегодных конкурсов, и это становится способом давления на преподавателей, сведения счётов с неугодными, средством манипуляции при сокращениях, механизмом недоплат.

Говорили и о сокращениях в образовании, подробно и много — в России они грядут и серьёзные, в период с 2012 г. по 2018 г. они должны составить по стране около 140 тыс. человек. Сопредседатель «Университетской солидарности» Павел Кудюкин рассказал о том, что в России сокращения преподавателей часто принимают неявные формы — сокращения доли ставки и непродления контрактов, поэтому им трудно противостоять юридически. А вот за рубежом сокращения всегда явные, и с ними активно борются профсоюзы. Проблемы зарплат практически не обсуждалась, но из выступлений и дискуссии ясно, что в России они много ниже.

Важнейшим отличием российского и зарубежного образовательного сообщества является то, что за рубежом существуют мощные профсоюзы и практика протестных действий. Любое ухудшение условий труда преподавателей, увеличение нагрузки, сокращение финансирования вызывают организованный протест — так происходит во всех странах и, как правило, приносит положительные результаты. Наиболее сильным протестное движение в Европе было в 70-80 годы, тогда и были достигнуты приличные условия преподавательского труда. Но и сегодня профсоюзы своей деятельностью постоянно поддерживают достигнутый уровень, а протесты возникают по мере необходимости. Часты и студенческие протесты, как правило, радикальные и политически окрашенные.

Когда речь зашла о качестве образования, меня поразило, что зарубежные коллеги важнейшим его условием, его залогом назвали не финансирование, не материальную базу университетов, не успехи науки, а достоинство преподавателя. Именно достоинство позволяет не мириться с неуважением администрации, с неудовлетворительными условиями труда, с низкой зарплатой, с несвободой преподавания — и в итоге делает преподавательский труд качественным и эффективным. А мы забыли про своё право жить достойно, оно погребено страхом, конформизмом, привычкой к плохой жизни, ленью.

Другим важнейшим основанием качества образования является университетское самоуправление, дающее свободы; препятствующее превращению образования в бизнес; позволяющее образованию выполнять основные свои функции. Именно самоуправление университетов позволяет им во всем мире оставаться очагами просвещения и свободомыслия.

Важнейшими общими проблемами российской и зарубежной высшей школы были названы бюрократизация и коммерциализация образования. Сошлись и в том, что в России они принимают особенно уродливые формы — такими их делают жёсткий государственный контроль и постоянная погоня за сиюминутной прибылью. Коммерциализация образования напрямую связана с неолиберальными тенденциями, сильными во всем мире, с общественным расслоением, превращающим преподавателей в пролетариев умственного труда. Своими следствиями коммерциализация имеет ухудшение качества образования; уменьшение числа образованных людей; падение престижа образования.

Важной общей проблемой оказалась и невостребованность гуманитарного знания, понижение его статуса, сокращение финансирования философских, исторических, социологических программ — здесь важны и идеологические мотивы. В дискуссии были названы и особые проблемы российского образования: его разрушение в 90-е годы; старение преподавательского состава (по независимым социологическим исследованиям средний возраст преподавателя вузов уже превышает 55 лет!); нежелание молодежи становиться преподавателями; формальная и насильственная ориентация на Запад.
Мне очень по душе пришлась идея одного из выступающих — обратить внимание не на Запад, а на Восток, где в ряде государств (на Тайване, в Корее) образование было объявлено приоритетом государственного развития, за чем быстро последовал невероятный экономический и социальный рост. 

Решая, что следует делать, все выступающие сошлись в одном — только протестное движение способно изменить ситуацию с российским образованием. Коллеги из московских вузов поделились опытом, рассказали об успехах в борьбе за свои права. Такие успехи достигнуты в МФТИ, МГУ, МПГУ, МГОУ, в которых не были допущены массовые сокращения, отменны эффективные контракты, не проведены несправедливые назначения, значительно повысилась зарплата. Выступающие отдельно остановились на необходимости создания в российском образовании независимых и сильных профсоюзов.

Андроник Арутюнов, один из сопредседателей «Университетской солидарности», рассказал о том, что нет готовых рецептов борьбы и стандартных форм протестов — это могут быть петиции, листовки, собрания коллективов, митинги, пикетирования. Но главное: — единение: всегда должен создаваться коллектив единомышленников, необходима солидарность коллег, обязательной должна быть работа с людьми — то, что в большинстве наших вузов сегодня отсутствует. А начинаться борьба должна с осознания проблем, с понимания того, что все можно изменить, если действовать, а не терпеть. 

Были даны и совсем простые, но очень верные советы — не бояться, не идти на поводу администраций, не давать себя запугать или обмануть, требовать прозрачности всей вузовской документации, стремиться к гласности и к поддержке прессы. Но главное — сохранять человеческое достоинство. Чтобы можно было по утрам видеть в зеркале человека и спокойно смотреть в глаза детям и внукам.


На основе материалов «Университетская солидарность» 

Твитнуть Поделиться на Facebook Поделиться ВКонтакте