16.08.17
Валентин Урусов: За трагедию в Мирном должно отвечать руководство «АЛРОСА»

Бывший лидер профсоюзного движения «АЛРОСА», а ныне — руководитель Центра защиты профсоюзных прав Валентин Урусов считает, что ЧП на руднике «Мир» стала результатом антисоциальной политики алмазодобывающей компании. Средства, сэкономленные на безопасности простых работников, всегда шли и идут на пополнение карманов верхушки. Только независимое профсоюзное движение может противостоять этой порочной системе, заявил Урусов в интервью «Якутия.Инфо».

Валентин Урусов

— Валентин Яковлевич, если не ошибаюсь, профсоюз «Профсвобода», созданный вами, пытался бороться против политики «АЛРОСА», которую считал нарушающей ее права.

— Сам профсоюз создавался на почве моих личных разногласий с руководством предприятия, на котором я тогда работал. Все они касались в основном условий труда и безопасности на рабочем месте. После того как профсоюз был официально создан и всё руководство «АЛРОСА» уведомлено, назрел конфликт на одном из подразделений Удачнинского ГОКа, автобазы технологического транспорта. Основная суть конфликта была в том, что компания с самого начала не платила за переработки в объёме, положенном по Трудовому кодексу. Мне уже просто пришлось вступиться за коллектив автобазы, иначе тот карманный профсоюз «Профалмаз», который и сегодня паразитирует на работниках, просто бы слил их, как он уже делал это и раньше, выступая в судах на стороне работодателя.

— А что стало с вашим профсоюзом «Профсвобода»?

— Уничтожили в зародыше. Я же вообще ничего не успел сделать. Только создал, а тут этот конфликт, ну и всё остальное. Мне перед приговором предлагали его развалить в обмен на свободу, но, как вы понимаете, я не согласился. А после суда народ совсем зашугался, там уже никто рисковать так не хотел.

— Что думаете по поводу ситуации с аварией на руднике «Мир»? Является ли она следствием тех проблем, которые вы озвучивали ранее?

— Да. Вопрос безопасности на рабочих местах был одним из основных. А в данном случае руководство знало заранее о проблеме, но как обычно, решили, что минует. Тот «алросовский» слоган, где сказано, что люди дороже алмазов, говорит не о тех людях, которые спины не разгибают, а о тех, кто виноват в подобной трагедии. И я уверен, что вина того же нового президента компании равна вине непосредственных руководителей подразделения и отвечающих за безопасность на производстве. Просто «АЛРОСА» - основное градообразующее предприятие, и потерять работу там в большинстве случаев значит потерять всё. И руководство пользуется этим в полном объёме. Это касается и безопасности в том числе - экономят на людях максимально. Это не первая и, к сожалению, с таким отношением не последняя авария.

— В чём конкретно экономия отразилась на сегодняшней ситуации?

— Например, отработанный карьер нужно было рекультивировать по всем правилам, а этого сделано не было. А в рекультивацию как раз входит полная откачки воды и засыпка его в полном объёме. Плюс безопасность на рабочем месте — вечная проблема не только в «АЛРОСА». Человек устраивается по одной специальности и на одну тарифную ставку, а руководство его обучает за свой счёт дополнительным профессиям — таким как, допустим, люлечник (работа в люльке на высоте), стропальщик и т.п. И заставляет использовать эти навыки на рабочем месте без дополнительной оплаты. А если что случается с человеком, они умывают руки. Мол, в трудовых обязанностях ничего такого нет — значит, сам виноват. Много уже пострадало народу из-за подобного. Я, наверное, один из первых, кто отказался выполнять подобные дополнительные работы. Можно много чего ещё перечислять.

— Кто несет главную вину в сегодняшней ситуации?

— Я считаю, что всегда в ответе руководитель, в данном случае Сергей Иванов. И не важно, что он недавно заступил на это место. Нужно изначально ставить во главе любых компаний, профессионалов,  а не родственников.

— То есть сейчас мы видим результат того, о чем вы предупреждали еще тогда?

— Можно и так сказать. Наплевательское отношение к безопасности по отношению к рабочим со стороны руководителей без последствий не проходит. Экономя на зарплатах и безопасности, в итоге получаем то, что имеем сегодня. И после этой аварии должных выводов не будет сделано. Опять найдут на кого всё списать.

— Есть версия что именно в период работы Вячеслава Штырова стали сильно экономить.

— У меня точной уверенности нет, но то, что по его указке давили любые активные проявления — это да, в том числе и я в тюрьме оказался по его отмашке. Ну и многое подобное о нём говорят бывшие руководители, которых при нём убирали с постов.А так вы скорее правы. Он просто задал тенденцию к развалу «АЛРОСА».

— Как думаете, новая политика компании подразумевает всю ту же экономию?

— Скорее всего, да. С момента смены президента компании я не слышал положительных отзывов от работников. Да и в той системе которая установлена в России, практически невозможно, чтобы было по-другому. Чтобы простой работник чувствовал себя в безопасности и комфорте на рабочем месте, нужны сильные, независимые профсоюзы. Без профсоюза у рабочего класса нет достойного будущего. Как следствие, отсутствие должной защиты прав трудящихся в итоге порождает такие аварийные ситуации. Но такое не так просто исправить — слишком много повязанных между собой структур, кормящихся с рук компании, которые должны контролировать и постоянно проверять объекты и заставлять руководство устранять все проблемы. На сегодня вероятность решения проблемы без прямого вмешательства сверху или мощной активности снизу ничтожно мала. Корень во вседозволенности, безнаказанности и поощрения в лояльности.

— То есть для начала хотя бы перестать экономить на безопасности?

— Ну начинать с чего-то нужно в любом случае. Вот на сегодня карьер удачный тоже стоит нерекультивированный. И там тоже шахта в рабочем состоянии уже лет семь как минимум.

— Как думаете, сделают ли выводы в «АЛРОСА» из этой ситуации с ЧП?

— В зависимости от того, кто понесёт ответственность за случившееся. Если младший состав в виде козлов отпущения, то бессмысленно говорить о каких-то выводах в будущем. Да и потом, это же не единственная опасность, подстерегающая работников компании. Огромное количество травм, как лёгких, так и тяжёлых для здоровья, компанией просто замалчивается. Людей сначала уговаривают на местах, чтобы они не оформляли производственную травму, потом начинают запугивать вплоть до увольнения. Я сам на себе это испытал, когда работал на 12 фабрике УГОКа.

— А что было в вашем случае?

— Да был один случай, не опасный — просто производственная травма, я палец повредил, швеллером его прижало. Ну, ко мне сразу прибежал начальник по технике безопасности на фабрике и начал меня уговаривать, чтобы я не оформлял этот случай как производственную травму. И что они мне оплатят весь больничный или отпуск на мой выбор. Я тогда был с ним в хороших отношениях и не захотел его подставлять, да и выходные мне тогда не помешали бы, вот и не стал оформлять. Тем более травма была так себе, через пару дней я о ней уже забыл. Но в «АЛРОСА» я сам лично сталкивался с этим во всех подразделениях, в которых удалось поработать. А это пять или шесть предприятий в системе ГОКа. А вообще в стране есть ситуации и похуже. Как показывает мой опыт, а я по роду своей деятельности уже о подобных ситуациях на многих предприятиях осведомлен, совсем плохо там, где нет настоящих, независимых профсоюзов. А без них нечего и мечтать о положительной тенденции в сфере безопасности, условий труда, достойной зарплаты и многого другого.

— А вообще объективно реально ли создать независимый профсоюз при сегодняшней «АЛРОСА»?

— Всё от людей зависит. Но как показывает практика, очень сложно. Руководство примет все меры, чтобы этого не произошло. Нужны бесстрашные, порядочные лидеры и хорошая поддержка самих работников.

— Можно сказать, что вам не дали этого сделать поскольку вы не нашли поддержки самих работников?

— Тут важна была ещё и стратегия. Но в моем случае конфликт работников автобазы спутал мне все карты. Хотя в принципе единственное, о чем я жалею, это то, что пострадали самые активные и тогда не удалось сохранить сам профсоюз. А что касается работников, то большинство всё-таки поддержали. Но к тому, на что пошла компания, не был готов никто. Людям было что терять, а верой в свои собственные силы они тогда ещё не успели обзавестись. Этого им и не хватило, иначе сегодня всё было бы в корне по-другому.

— То есть сегодняшнюю ситуацию с экономией на всем можно назвать результатом того, что тогда люди не смогли до конца отстоять свои права?

— Ну это сильно критично, наверное. Хотя в принципе во всем плохом, что происходит в стране, виноваты мы сами. Также можно сказать и о любом предприятии. Где-то с молчаливого согласия, где от отсутствия веры в свои силы и тех, кто рядом, где-то от незнания как и что делать.

— Как вы думаете, компенсация в размере двух миллионов рублей семьям горняков — это приемлемая сумма?

— Никакие деньги людей не вернут. И отделаться просто деньгами — как раз в духе нашего времени, особенно толстосумов к простому народу. Тут справедливость должна восторжествовать и никак иначе. Двух миллионов, я считаю, недостаточно в подобных случаях. А просто деньги — это унижение для семей, погибших, да и для всех нас в целом. 

— Как вы относитесь к Иванову-младшему? Как можно охарактеризовать его как руководителя? Что от него стоит ждать?

— Ну для меня это далеко не самая лучшая кандидатура на пост президента компании. Я уже вам говорил, что нужен порядочный профессионал, которого будут больше заботить люди, а не алмазы. Судя по последним событиям, Иванов не из тех. Он скорее всего поставлен туда для прямого контроля за компанией со стороны первых лиц, плюс подготовки к приватизации. Ставя Иванова на эту должность, государство преследует далеко не те планы, которые могли бы как-то положительно отразиться на простых работниках компании. Опять остаётся только надеяться, что подобные трагедии больше не повторятся, но в реальности я в это совсем не верю.

— Но Иванов все-таки новый человек, проблема была заложена не им. А кто должен понести ответственность?

— Ну если бы Иванов в первую очередь занялся производством, а не внедрением «своих» в компанию, то я уверен, что подобного можно было бы избежать. Я ещё раз повторюсь: по моему мнению, ответственность должно нести всё руководство — от президента и до мастера, который знал о проблеме, но не донес её официально до руководства как минимум. А по таким, как Штыров, необходимо проводить независимое расследование и по его итогам привлекать к ответственности. Чем больше мы будем говорить и делать, тем больше шансов на справедливость.

Твитнуть Поделиться на Facebook Поделиться ВКонтакте