01.11.12
«Ниссан»: оптимизация или эксперименты на людях?

Если есть слово, которое работники меньше всего хотели бы услышать из уст начальника, то это слово «оптимизация». На языке чиновников и работодателей оно означает урезать, уволить, сократить издержки, в общем – надежно избавить подчиненных от оптимизма. С последствием такого подхода столкнулись члены профсоюза МПРА на «Ниссане». Из-за тяжелых условий труда Виктор Калинин чуть было не ослеп на один глаз, а Александр Култышев был уволен. Читайте материал о борьбе МПРА за улучшение условий труда на заводе «Ниссан».

Работа на инвалидность


Виктор Калинин, слесарь механосборочных работ, член профсоюза:


«Я услышал от своего друга о том, что можно устроиться на «Ниссан» сборщиком автомобилей. Мне идея понравилась, тем более что у меня инженерное образование, знание английского… Прошел медкомиссию. Проверили зрение. Здоров, все нормально.

Стал работать. Не жаловался, хотя темпы были бешеные. Потом началась оптимизация. Стали удешевлять стоимость продукции. Операций прибавилось, а количество людей на участке сократилось. Это началось зимой 2011 года. Но я адаптировался и справлялся так же хорошо. Потом стали появляться вопросы, когда меня нагружали все новыми и новыми операциями. Начальники говорили: «Но ты же опытный слесарь, другие не справляются».

Меня это, конечно, не воодушевляло. У меня день начинается с того, что я прихожу на рабочее место и отдышаться могу только через два часа. Все остальное время верчусь без остановки. От сборки до сборки. Когда другие радовались в конце рабочей недели: «Ура!!!», я не мог даже улыбнуться. Понимал, что это совершенно неестественная работа.

В итоге я начал чувствовать, что у меня ухудшается зрение по правому глазу. В феврале я понял, что начинает разрушаться изображение. Госпитализировался. Как только зав отделением узнал, где я работаю, он сказал: «Понятно! Это все физические нагрузки».  Со мной в палате лежали такие же рабочие: один тяжести поднимал на работе, другой на стройке вкалывал…

По возвращении из больницы после операции врач сказал мне, что не гарантирует результаты своей работы, если я буду и дальше подвергаться таким перегрузкам. Когда я сказал об этом своему начальнику, он только ухмыльнулся и сказал: «Ну, тогда переведем тебя в кузовной». Это был такой сарказм. Кузовной цех – самый тяжелый и вредный. И пошел я дальше работать к себе, на «тридцатую левую».

Работаю. Все становится еще более сурово. Опять чувствую ухудшение зрения. Расслоение сетчатки продолжается полным ходом. Написал к директору обращение. Меня направили снова на обследование. Сказали, что если обследование покажет профзаболевание, компания выплатит компенсацию.

Но у профпатолога выяснилось, что никто не будет заниматься причинно-следственной связью. Мне просто выдали заключение с допусками. Прошло полторы-две недели, и администрация присылает мне письмо: «Заключение, которое вы предоставили, не соответствует стандартам нашего предприятия, и поэтому мы не можем найти причины, чтобы перевести Вас на легкий труд». Они говорят, что фраза: «ограничение физических нагрузок», которую написал врач, и «легкий труд» это две разные вещи! Им нужно, чтобы было написано: «рекомендуем перевести на легкий труд».

И пошел я снова работать на станцию. Начал поднимать тяжести, покатил «телегу», и опять чувствую напряжение на правый глаз. Теперь мне все понятно. Я работаю на инвалидность, чтобы быть уволенным по профнепригодности.

Это грозит мне слепотой одного глаза, отсутствием возможности устроиться на любом другом предприятии. Я выплачиваю рассрочку квартиру.  Если я теряю работу, я снова на улице. У меня нет обратного пути. Остается только борьба».

 

«Ниссан» избавляется от свидетелей?


Вот уже девятый месяц длится судебное дело по восстановлению на работе профсоюзного активиста Александра Култышева. Он работал на «Ниссане» комплектовщиком в цехе логистики. Около года назад на предприятии началась «оптимизация». Рабочие стали замечать, что темп работы постоянно возрастает, а количество людей на участках сокращается. Соответственно, увеличивались физические нагрузки. Александр начал открыто поднимать этот вопрос на собраниях, за что и поплатился…


Александр Култышев, комплектовщик:


«Проходим мы перед новым годом медосмотр. Именно в тот момент я остро поднял тему нехватки рабочих. Мы писали жалобы в прокуратуру. Я начал доставать не только начальника участка, но и начальника цеха. В феврале приходит заключение комиссии, что я не годен по медицинским показаниям: невралгия. 3-го числа меня отстраняют от работы… Для меня это был шок. Откуда такое заключение?

Прошел повторное обследование в поликлинике. Невролог дал заключение, что я здоров. Никаких ограничений по работе нет. Я приезжаю на завод, пишу заявление, чтобы меня допустили к работе. Ответа нет. Только потом я узнал от коллеги по профсоюзу, что он разговаривал с менеджером по охране труда, и тот ему сказал, что эта справка не подходит. Нужно полное комплексное обследование.

28-го февраля прохожу это обследование. Мне было предписано приехать на завод 29-го в 8 утра, а результаты должны были быть готовы на следующий день. Приезжаю. Ко мне выходит начальник смены, менеджер по охране труда, по персоналу и сразу предлагают мне уволиться по собственному желанию. Я говорю, что не буду увольняться по собственному. Они: «Мы тебе заплатим компенсацию». Я: «Мне не нужна ваша компенсация. Я не собираюсь увольняться. Я здоров». Они мне подсовывают акты, бумаги: подписывай. Я отказался».

Результаты обследования, полученные уже после увольнения, показали, что Александр Култышев годен к работе комплектовщиком. Однако запись в трудовой книжке: «уволен по медицинским показаниям» - все равно, что волчий билет. Кому нужен на работе больной? МПРА считает восстановление Александра делом чести, и будет добиваться справедливости, несмотря на уловки работодателя и судебную волокиту.

 

Мы не признаем результатов аттестации!

 

Евгений Павловский, председатель профкома «Ниссан»:


«Легкий труд на предприятии есть, но не для всех. Для Виктора Калинина, реально нуждающегося в легком труде, его, якобы нет, а для приближенных к начальству он сразу находится.

Компании «Ниссан» всего-то нужно дать человеку должность, для которой он подготовлен. Калинин имеет диплом электротехнического вуза, отлично чертит чертежи, генерирует идеи, рационализаторские предложения. Но это не принимается в расчет. Он пошел не так, как бы они хотели. Он должен был ослепнуть, но при этом говорить, что компания «Ниссан» - моя семья. Но он решил, что ему нужна работа и нужно его зрение…

Профсоюз обращался к генеральному директору по этому вопросу. Но на данном этапе компания игнорирует профсоюз и свои социальные обязательства...

Сейчас на «Ниссане» проходит аттестация рабочих мест. Если бы она проводилась объективно, многие вопросы, связанные с охраной труда, могли бы быть решены. Но компания не желает включать представителей профсоюза в аттестационную комиссию. Потому что им это попросту невыгодно.

Они с опозданием примерно в месяц написали ответ на наше обращение, в котором мы заявляли о готовности направить своих представителей в комиссию. В нем они «готовы рассматривать возможность участия представителей ППО в работе аттестационной комиссии», но только в качестве наблюдателей. Нас это не устраивает. При этом главный аргумент юристов «Ниссан» - это некомпетентность профсоюзных уполномоченных по охране труда. Но по закону работодатель обязан за свой счет обучить их работе в аттестационной комиссии. Этим все сказано.

19 сентября мы начали сбор подписей за включение представителей профсоюзного комитета в аттестационную комиссию. Из-за дефицита кадров мы не смогли дойти на многие рабочие места, но там, куда мы пришли 90% рабочих нам свои полномочия делегировали. Когда мы получим не просто подписи, а хотя бы 500 заявлений в профсоюз, нам будет неважно, прошла аттестация, идет она еще, и какие результаты она показала. У нас есть информация по всем болевым точкам на всех рабочих местах. И мы будем добиваться переаттестации. Мы не признаем эти результаты».

 

P.S. 27.10 стало известно, что Виктор Калинин был, наконец, переведен на должность техника-аналитика… в отдел оптимизации. Начальник участка шасси 1, где работал Виктор, уволился «по собственному желанию». Суд по делу Александра Култышева снова отложен. МПРА продолжает борьбу за улучшение условий труда на заводе «Ниссан».



Источник: МПРА

Твитнуть Поделиться на Facebook Поделиться ВКонтакте