17.05.20
В каких условиях медики противостоят эпидемии и что за это получают

coronavirus_io-1000x563.pngВыступление Председателя Общероссийского профсоюза работников здравоохранения «Действие» Андрея Коновала на круглом столе, посвященном деятельности профсоюзов в условиях кризиса, вызванного эпидемией коронавируса.

На сегодня число погибших медиков достигло 160 человек. Это список составляется по инициативе самих медработников, возможно он не волне точный и не полный. Реальное количество жертв, причем не только медработников, но и других сотрудников медучреждений может быть даже выше.

Что касается выплат в случае смерти или заболевания коронавирусной инфекцией. Был издан Указ в начале мая Президента РФ, которым эти выплаты предусмотрены. Причем это действительно довольно существенные суммы. Президент обещал такие же страховые гарантии, как у военнослужащих. И с точки зрения прописанных цифр эти обещания выполнены. Но проблема в том, что сам Указ сформулирован таким образом, что эти выплаты могут не дойти до тех сотрудников, которые пострадали от кононавирусной инфекции, но которые не прописаны в этом Указе. В качестве примера, в Указе говорится о том, что эти выплаты предназначены для медиков, заразившихся при оказании помощи в случае, если имеет место лабораторно подтвержденный COVID-19. А, если работник заразился от своего коллеги и сам он не работает в специальном подразделении, которое занимается лечением больных коронавирусной инфекцией. Получается, что он под действие этого Указа не подпадает. Не подпадают под действие Указа и работники, работающие с больными COVID-19, но направленные в медицинское учреждение по аутсорсингу, в качестве заемного труда, против которого всегда выступала и выступает Конфедерация труда России. Речь идет о санитарках, т.е. младшем медицинском персонале, уборщиках, с которыми работают клининговые агентства, которые тоже часто выполняют функции младшего медицинского персонала. В своё время они были массового выведены из состава младшего медицинского персонала и переведены в уборщики помещений. Это и водители скорой помощи, которые часто тоже работают в аутсорсинговых компаниях и которые нередко имеют даже статус индивидуального предпринимателя. В любом случае в Указе говорится, что деньги перечисляются медицинским организациям, подведомственным органам исполнительной власти. Соответственно частные компании, работающие по аутсорсингу и их сотрудники сюда не входят.

Я уже не говорю, что там усложненная процедура признания заражения коронавирусом в качестве профзаболевания и страхового случая. Работнику нужно идти по общему порядку, который достаточно не простой и работодатель будет активно оспаривать факт заболеваний, потому что предусмотрена административная ответственность работодателя в случае, если заболевание произошло по его вине. А вина работодателя в большинстве случаев совершенно очевидна. 

Тут мы переходим к следующему блоку проблем. Это тотальная необеспеченность медицинских работников средствами индивидуальной защиты (СИЗ), которые были бы надлежащего качества и имелись бы в надлежащем объеме. Не хватает даже самых простых средств, таких как медицинские маски. Мы столкнулись с этой темой ещё в марте, когда в Рязани бригадам скорой помощи выделили по две марлевых повязки, которые предложили самим стирать и дезинфицировать. Иногда людям говорят «сами шейте себе марлевые повязки». Часто маски выдают в недостаточном количестве, учитывая, что одноразовая медицинская маска должна меняться каждые два часа, а на скорой помощи при выезде к каждому новому пациенту. А бригада часто делает по 25-30 выездов в течении суток. 

В подразделениях, специализированных непосредственно для лечения заболевших коронавирусом, должны выдаваться противочумные костюмы, респираторы, защитные очки, должна быть обеспечена герметичность. Ничего этого мы часто не видим. Правда, с апреля в подразделениях специально ориентированных на работу с коронавирусом мы видим улучшение, им выдают необходимые СИЗы, но ситуация всё равно далека от идеальной. В скорой помощи специализированные бригады по коронавирусу стали создаваться только в середине апреля. При этом у работодателя появилась возможность говорить, что остальным такие средства защиты и не полагаются. И получается, что работники скорой помощи, участковые терапевты, педиатры, выезжающие к пациентам с острыми вирусными инфекциями, рискуют заразится коронавирусом, потому что уже нельзя предсказать, чем реально болен пациент. 

В результате идет массовое заболевание медицинских работников не только в ковидных подразделениях, но и в обычных. Правительство, к сожалению, пропустило тот момент, когда можно было такую ситуацию блокировать, обеспечив всех сотрудников необходимыми защитными средствами. Для этого такие средства должны были быть закуплены, необходимые ресурсы должны были иметься у медучреждений. Теперь ситуация такая, что у нас целые подразделения уходят на больничный. Работодатель начинает скрывать эти случаи и делать вид, что не видит проблемы. Работников не тестируют под предлогом, что это не ковидное подразделение, чтобы потом не пришлось отправлять их на карантин. Сплошь и рядом ситуации, когда медработник заболел, а его коллеги продолжают работать, как ни в чем не бывало. Хотя по идее они все должны быть отправлены на карантин. Так целые подразделения и вылетают. И чтобы продолжать работу просто не берут тесты и не отправляют на карантин. В итоге, медицинские учреждения превратились в основные очаги вспышек заболеваемости и распространения в том числе среди населения. 

С этим связана следующая проблема. Речь идет о компенсационных или стимулирующих выплатах, предусмотренных постановлениями Правительства № 415 и № 484. Это две разных выплаты, что приходится разъяснять медицинским работникам, потому что идет большая путаница. Сначала правительство приняло постановление № 415, потом Путин сделал обещание платить 80 тыс. врачам, 50тыс. среднему медицинскому персоналу, 25тыс. младшему медицинскому персоналу, у скорой помощи меньше, но тоже существенные для медиков деньги, и во исполнение этого обещания было выпущено постановление Правительства №484.

Таким образом, сейчас мы имеем две формальные выплаты, которые, несмотря на то, что там не все категории работников указаны, должны были бы дать серьезную прибавку к заработной плате хотя бы прописанным в постановлениях медработникам. Но этого не произошло. Основная причина, на мой взгляд в том, что денег было выделено недостаточно. Под первое постановление было выделено 10, 2 млрд. рублей под второе 46 млрд., в сумме 56 млрд. рублей. У нас только одного младшего и среднего медперсонала около 2 миллионов. Разделите выделенные деньги на количество работников и вы увидите, что выделенных денег просто не хватает, чтобы платить людям в обещанных объемах. Во-первых, мало выделено денег. Во-вторых, само постановление сформулировано таким образом, что дает возможность региональным властям, которые должны издавать дополнительные постановления и руководителям организаций, издающих локальные нормативные акты, проявлять фантазию, как именно должны начисляться эти выплаты. В результате большинство работников вообще ничего не получает, а те, кто получил увидели в расчетных листах совершенно не те деньги, что были обещаны. Надбавки в реальности составляют часто несколько сотен рублей. И всё. Местные власти решили платить не всю сумму за сам факт работы с коронавирусными больными, а исходя из каждой минуты, проведенной с коронавирусным пациентом. Причем этот коронавирус ещё должен быть подтвержден лабораторно. Известно, что тесты дают много ошибок, где-то нет возможности их проводить. Получается такая картина. Допусти бригада скорой обслужила за месяц трех пациентов с подтвержденным коронавирусом. На это ушло два часа. Это, примерно, одна восьмидесятая от месячной нормы. Соответственно 25 тысяч, которые положены фельдшеру или водителю скорой помощи нужно разделить на 80. 

Мы сразу поняли к чему это ведет и подготовили открытое письмо в адрес правительства и минздрава, о том, что поручение Президента фактически не выполнено и медикам не обеспечены соответствующие надбавки. Мы выдвинули конкретные требования, как должны выплачиваться эти деньги и разметили петицию в поддержку нашего письма, которая в настоящий момент собрала уже более 90тыс. подписей. В этой ситуации правительство было вынуждено дать разъяснение сначала по одному постановлению, а затем на сайте минздрава появилось разъяснение и по второму постановлению, в котором они приняли нашу формулировку, о том, что оплачиваться должно всё время, а не отдельные часы и минуты. Это, прежде всего, наша победа, потому что «большой профсоюз» таких требований не выдвигал, они просто просили уточнить правила начисления выплат и не вели никакой общественной компании по этому вопросу. 

При этом другие позиции, на которые мы обращали внимание, к примеру расширение категории медицинских работников, которым положены выплаты остались не учтенными. В отдельных регионах на местном уровне такие решения принимаются, но этого, очевидно, недостаточно. Одна их этих выплат должна идти всем сотрудникам медицинских учреждений, потому что все они так или иначе сталкиваются с коронавирусом и находятся в зоне повышенного риска. Для этого должны быть выделены совсем другие деньги, не 50 млрд, а 500-600 млрд. рублей. Тем более у нас есть дополнительный аргумент в пользу этого. 

В прошлом году, когда участились протесты медработников и профсоюз «Действие» был в авангарде этой борьбы, проводя «итальянские» забастовки, удалось добиться от правительства признания, что есть серьезные проблемы с системой оплаты труда медицинских работников. И было поручения правительству от Президента уже к 30 апреля подготовить предложения по изменению в системе оплаты труда и подготовить соответствующие нормативные акты. Никто сейчас даже не вспоминает про это поручение и про 30 апреля. Видимо, коронавирус всё списал, хотя по моим наблюдениям они и не планировали. Такие изменения подразумевают увеличение финансирования, а у нас медицина недофинансирована в два-три раза. 

И ещё на один вопрос хотел бы обратить внимание. С одной стороны, на медработников не распространяются объявленные нерабочие дни. С другой стороны, сегодня плановая медицинская помощь в значительной степени свернута. Люди просто боятся идти в медучреждения, чтобы не заразиться. В этой ситуации  часть медработников принуждают брать отпуска за свой счет или брать с изменением графика оплачиваемые отпуска, что людям не удобно, а кого-то просто отправляют в простой с выплатой две трети от оклада. 

При этом в нашей медицине существует дефицит кадров и сильный дефицит. И часть сотрудников, не имеющих сертификаты для работы в ковидных госпиталях, я имею ввиду гинекологов, офтальмологов, направляются в ковидные подразделения на соответствующую работу. Тут возникает целый комплекс проблем. Теоретически работодатель может привлечь работника без его согласия к такой работе на один месяц по ст. 72.2 ТК РФ, но я только один приказ видел, который опирается на статью 72.2. В остальных случаях это делается просто явочным порядком, людей просто ставят перед фактом. Это ещё часто связано с изменением режима работы, переводом на вахтовый метод, когда люди вынуждены жить на своих рабочих местах. Далеко не все работники готовы к такому режиму, особенно это касается женщин с детьми, которых негде и не с кем оставить. Эта проблема требует также скорейшего решения на федеральном уровне.



Твитнуть Поделиться на Facebook Поделиться ВКонтакте