10.11.20
Трудовые мигранты в период пандемии

migrant.jpgМиграция населения во всем мире имеет социально-экономические предпосылки и последствия, затрагивающие все сферы жизни общества. Тема миграционной политики является крайне дискуссионной, эмоционально окрашенной и поляризованной, что делает попытку ее объективного рассмотрение особенно актуальной.

Миллионы людей по всему миру по тем или иным причинам вынуждены покидать родные края, оставляя свой дом, близких, и перемещаться в более благополучные страны в надежде на достойную и безопасную жизнь для себя и своей семьи. По данным ООН, в 2019 году число международных мигрантов достигло отметки в 272 миллионов, из них 164 миллиона – это трудовые мигранты.

По оценкам  Комитета "Гражданское содействие", количество трудовых мигрантов на российском рынке труда по разным оценкам составляет около 10-12 миллионов. В основном они сконцентрированы в крупных городах, преимущественно в Москве и Санкт-Петербурге. Большинство прибывающих в Россию с целью найти работу – граждане стран Центральной Азии. Есть среди них «сезонные работники», которые приехали на определенный период, и те, кто планирует получение российского гражданства и связывает свое будущее и будущее своей семьи с Российской Федерацией.

Обе категории имеют разные планы на пребывание в стране, что может проявляться в степени их мотивированности к ассимиляции в российском обществе и выборе типа занятости. Как бы то ни было, все они проходят через сложные бюрократические процедуры, платят подоходные налоги, оплачивают патенты на работу.

Приток трудовых мигрантов в Россию обеспечивает вклад в демографическое развитие страны, ресурсный потенциал экономического роста, стабильное функционирование тех отраслей экономики, в которых чаще всего заняты мигранты: строительство, оптовая и розничная торговля, автосервисы, коммунальные, социальные и персональные услуги, транспорт и связь, гостиницы и рестораны и др.

По примерным оценкам, каждый десятый работник в России – трудовой мигрант. Профсоюз, как организация, борющаяся за социальные и трудовые интересы работников, должен пристально следить за положением этой категории трудящихся. Ведь от того, в каких условиях живут и работают эти люди, из заработка, зависят условия и оплата труда титульного населения.

Как правило, мигранты не всегда хорошо владеют русским языком и знают свои трудовые права. Это ловко используют недобросовестные работодатели. Нередко они нанимают работников без письменных договоров или прописывают в них невыгодные, иногда кабальные условия, оформляют их через аутсорсинговые компании и попросту не выплачивают заработанные деньги.

Пандемия, начавшаяся в феврале текущего года и повлекшая за собой ряд нетипичных проблем, например, закрытие границ, остановка предприятий разного масштаба, введение режима самоизоляции, оказала колоссальное влияние на все категории граждан. Особенно больно она ударила по трудовым мигрантам. Большинство приезжих оказалось в особенно уязвимом положении из-за скученности в местах проживания. Многие лишились работы, доходов, возможности оказывать материальную поддержку семьям на родине. Некоторые даже оказались без крыши над головой.

По данным опроса РАНХиГС о положении иностранных трудовых мигрантов в России, в результате пандемии и режима изоляции потеряли работу около 40% трудовых мигрантов, а 35% из них были отправлены в неоплачиваемый отпуск. Если суммировать обе цифры, выходит, что доля тех, кто не работал и не получал заработную плату составила 75%. При этом 51% мигрантов по всей России и 54% в Москве заявили, что потеряли все источники дохода. Подтверждает это и значительно просевший поток денежных переводов за пределы России в страны СНГ.

Онлайн-опрос о влиянии распространения коронавирусной инфекции на трудовых мигрантов, который в начале лета провел профсоюз «Новопроф», также подтверждают эту информацию. Респондентами выступили преимущественной граждане Кыргызстана. Они работают в России на протяжении многих лет в сфере торговли, услуг, строительства, гостиничном секторе.

Из полученных ответов следует, что 35% опрошенных вообще не имели трудового договора с работодателем, 44% - имели возможность продолжить свою трудовую деятельность в период пандемии и только для 41% работников заявили, что сохранили уровень заработной платы в полном объеме. При этом 18% опрошенных были отправлены в неоплачиваемый отпуск, а почти 10% работников были уволены вместе с коллегами при закрытии места работы в связи с режимом изоляции.

Несмотря на то, что 60% опрошенных отмечали «скученность» проживания, только 17% заявили, что столкнулись с заражением коронавирусной инфекцией на работе и в местах проживания. Эта цифра выглядит довольно тревожно, учитывая, что 39% опрошенных заявили об отсутствии доступа к бесплатной медицинской помощи.

И хотя российские законодатели определили, что доступ мигрантов к медицинскому обслуживанию в период пандемии должен быть таким же, как для граждан РФ, известно множество случаев, когда мигранты с симптомами ОРВИ обращались за медпомощью, но получить ее не смогли. Официальной информации о количестве зараженных иностранцев и тех, кому было отказало в медпомощи, в открытом доступе нет.
Вместе с тем, с началом изоляции в СМИ стали появляться различные статьи с историями заражения трудовых мигрантов в местах массового проживания в рабочих и студенческих общежитиях. Популистская риторика многих публикаций не способствовала разрешению сложной ситуации. Она лишь накаляла антимигрантские настроения среди россиян, поддерживала и распространяла негативные мифы об этой группе населения. Все это отразилось на поведении самих мигрантов.

Опасаясь возможной проверки документов, угрозой выдворения из квартиры арендодателем, общественного порицания, люди попросту умалчивали о своем состоянии. Изданию «Радио Аззатык» гражданин Кыргызстана рассказал, что оказался на карантине в одной комнате с шестью другими людьми без денег на лекарства и на продукты.

Для оказания медицинской помощи кыргызским мигрантам из при посольстве Республики Кыргызстан была создана инициативная группа врачей, которые проводили онлайн-консультации. Однако вскоре по невыясненным обстоятельствам проект был приостановлен.

Неоценимую помощь оказали различные правозащитные и благотворительные организации. Они помогали людям закупать продукты, лекарства, содействовали в получении медицинских консультаций на разных языках.

Жизнь в период самоизоляции 

Для трудовых мигрантов, не имеющих прав и социальных гарантий, в том числе трудовых, самым сложным с начала пандемии стал период самоизоляции. Обособленность от местного населения, психологическое напряжение, отсутствие каких-либо перспектив, зависимость от работодателей и арендодателей, невозможность вернуться домой, а также алармистские настроения, все это только усугубляло их и без того непростое положение.

Различные некоммерческие организации, благотворительные фонды, солидарные этнические сообщества, как могли, старались поддерживать приезжих. Однако их ограниченные ресурсы и их помощь не может быть сопоставима с возможностями государства.

18 апреля президент России подписал Указ  №274 «О временных мерах по урегулированию правового положения иностранных граждан и лиц без гражданства» в период пандемии. Документ освободил работающих в России по патенту и потерявших работу иностранцев от ежемесячной оплаты фиксированного авансового платежа налога на доходы физических лиц на период с 15 марта по 15 июня, что гарантировало им легальность пребывания на территории РФ.

Руководитель Главного управления по вопросам миграции МВД России Валентина Казакова сообщила, что во время пандемии министерство не будет депортировать иностранных граждан, аннулировать их документы, визы, разрешения на работу и патенты.

Обе инициативы должны были облегчить положение трудовых мигрантов. Но красиво оказалось только на бумаге и на словах чиновников. После указа в различных СМИ стали появляться статьи о том, как именно повлиял этот документ на положение мигрантов.

Например, «Новая газета» опубликовала историю гражданина Узбекистана, который до этого 15 лет легально жил и работал в России. С началом режима самоизоляции работодатель отправил его в неоплачиваемый отпуск «по собственному желанию». Вскоре работодатель под угрозой увольнения потребовал, чтобы все иностранные работники предоставили оплаченные чеки на патент за прошедшие два месяца. Именно в период человек остался без работы и потерял какие-либо доходы. К слову, из 20 коллег мужчины – также граждан Узбекистана - лишь один решил не оплачивать патент в указанный период в соответствии с указом.
К сожалению, это не единственный случай игнорирования новых норм разными сторонами трудовых отношений. С одной стороны, сами мигранты опасаются, что в будущем неоплата патента хотя бы за один месяц приведет к отказу в продлении разрешения на работу в России. Процедура продления разрешения на работу подразумевает предоставление оплаченных чеков за 12 месяцев.

С другой – работодатели не желают брать на себя издержки и оплачивать налог за своих работников-иностранцев. Эти и другие расходы они перекладывают на находящихся в критично уязвимом положении мигрантов.

Наконец сами сотрудники управлений по вопросам миграции продолжали принимать платежи от мигрантов. Из комментария заместителя начальника Управления по вопросам внешней трудовой миграции Павла Дутого изданию «Новая газета» становится очевидным, что данный вопрос президентским указом никак не регулируется.

Закрытие границ и палаточные лагеря 

Оставшись без работы, лишившись средств к существованию, а нередко и крыши над головой, тысячи иностранных граждан ринулись из России домой. Многие потратили последние сбережения на покупку подорожавших на фоне пандемии авиабилетов, но даже их запредельная стоимость не дала гарантий возвращения на родину. Российские границы неожиданно закрылись. В аэропортах по всей стране скопились сотни мигрантов. Они оказались запертыми и вынуждены были жить в аэровокзалах.

Люди оказались в бедственном положении, без средств к существованию, возможности воспользоваться душем, без спального места и каких-либо перспектив. Вернуть деньги за билет на отмененные рейсы не представлялось возможным. Даже после информации о отмене полетов и закрытии границ, авиакомпании продолжали продавать билеты на рейсы, фактически обманывая своих клиентов и обрекая их на серьезные проблемы.

Загнанные в угол многие мигранты поспешили вернуться на прежние места. Но и здесь они столкнулись с проблемами. Из-за многонедельного пребывания в аэропортах у многих истекли документы, а без них они не могли вернуться в российские города. Восстановление бумаг занимает порядка 2 недель и требует новых расходов, которые для многих оказались неподъемными. Отдельные страны организовали некоторое количество чартерных рейсов для вывоза своих граждан. Но вернуть всех желающих было невозможно.

Весной в разгар пандемии появились тревожные сведения о скоплении сотен граждан Узбекистана и Кыргызстана на российско-казахстанской границе в Оренбургской и Самарской областях. Люди рассчитывали вернуться домой транзитом через Казахстан. Но не смогли. Граница была закрыта на замок.

Вдоль границы возникли стихийные палаточные лагеря на несколько сотен человек. Здесь оказались мужчины, женщины, дети, пожилые люди. Кто-то обосновался в машинах или автобусах, кто-то – под открытым небом в шалашах из веток и полиэтилена. Районные администрации, на территории которых возникли лагеря, периодически организовывали продовольственную помощь и выдачу сухих пайков, подвоз питьевой воды. Колоссальную помощь оказывали местные жители ближайших населенных пунктов. Однако, по данным СМИ, в стихийных лагерях не были организованы медицинские пункты, зато по соседству – был выставлен кордон из пограничников, сотрудников МВД и Росгвардии, следящих за безопасностью в лагерях.

До середины лета несколько раз были организованы транзитные коридоры для автобусов, но поток людей к границам не прекращался. Ситуация обострилась в начале июля, когда в Казахстане официально была зафиксирована вспышка заболеваемости коронавирусом и начали вводиться дополнительные карантинные ограничения в связи с эпидемиологической обстановкой. Пропускная способность пограничных контрольно-пропускных пунктов резко упала, приведя к еще большим скоплениям людей на границе.

В конце лета, по данным властей, на российско-казахстанской границе скопилось около 3 тысяч граждан Кыргызстана и более 500 граждан Узбекистана. Ранее более 2700 граждан Узбекистана были возвращены на родину поездом, но постоянно возникающие организационные и административные сложности пагубно влияли на пропускную способность пограничных пунктов, создавая новые скопления людей.

Грядет новая волна коронавируса. Уже закрыты или закрываются многие компании и предприятия. Доходы многих людей снова сократятся, а кто-то их вообще потеряет. С уверенностью можно сказать, что это снова больно ударит по наиболее уязвимым группам населения России, среди которых - трудовые мигранты. Посмотрим, смогут ли российские власти принять достаточные меры, чтобы защитить эту часть населения или хотя бы немного смягчить для них удар экономического кризиса. 

Рекомендации профсоюза по регулированию миграционной политики

В России, как и во многих странах, правовые и политические структуры по ряду причин не отличаются высокой степенью лабильности и не всегда способны оперативно видоизменяться вслед за меняющейся ситуацией в социальном пространстве. Особенно наглядно это можно увидеть в эпоху Covid-19, когда трудовая миграция выпала из основного фокуса внимания и осталась без всякого надлежащего регулирования. Одним из инструментов этого регулирования могли бы выступить международные соглашения, позволяющие защищать права мигрантов согласно международному законодательству. 

Ратификация одной из основополагающи Конвенций «О защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей», положения которой направлены на предупреждение и пресечение незаконной миграции и обеспечение равенства прав и возможностей трудовых мигрантов, может существенно улучшить текущее положение трудящихся-мигрантов в России, как в условиях текущего кризиса, так и в будущем.

Положения Конвенции затрагивают почти все самые важные аспекты прав человека. Среди них право на объединение в профсоюз, право на получение любой медицинской помощи, что особенно важно в новых социальных реалиях. Конвенция также предусматривает возможность консультации с социальными партнерами, которая позволит профсоюзам противодействовать недопустимым условиям, связанным с трудовой миграцией. 

Помимо того, документ предусматривает определенные защитные меры для мигрантов, потерявших работу, и устанавливает принцип равного отношения к мигрантам в вопросах вознаграждения за труд и других условий труда, включая оплату сверхурочных, продолжительность рабочего дня, еженедельный отдых, оплаченный отпуск, безопасность труда, защиту здоровья и вопросы увольнения и другие аспекты. Все это направлено на искоренение практической дискриминации через специальные меры по обеспечению равенства.

Также к ратификации настоятельно рекомендуются:

Конвенция МОТ № 97 о трудящихся-мигрантах;

Конвенция МОТ №143 о злоупотреблениях в области миграции и об обеспечении трудящимся-мигрантам равенства возможностей и обращения;

И обращение к Рекомендации о трудящихся-мигрантах № 86 и № 151.

Автор Елизавета Вартанова, по материалам сайта "Новопроф"

Твитнуть Поделиться на Facebook Поделиться ВКонтакте