06.12.16
Как на «Фольксвагене» работает система «администрация — СТК — профсоюз»

Калужский завод «Фольксваген» — любопытный пример гармоничного взаимодействия между Советом трудового коллектива (СТК) и профсоюзом. На многих предприятиях СТК создается работодателем в противовес независимым организациям работников. На «Фольксвагене» все устроено иначе. 

Независимость СТК обеспечивают такие факторы, как отсутствие в нем представителей менеджмента, конкурентные выборы и участие в них профсоюзных организаций. В июне этого года, после ожесточенной предвыборной борьбы - на «Фольксвагене» действует несколько профсоюзных первичек - 8 из 10 мест в совете получил профсоюз МПРА. Его лидер Дмитрий Трудовой стал также председателем Совета. Теперь он представляет интересы не только членов профсоюза, но и всех работников завода. О том, как работает система «администрация — СТК — профсоюз» и какие возможности она открывает Дмитрий рассказал в интервью для корпоративного журнала «Заводi».

— Вы недавно были избраны председателем СТК. Как это повлияло на Вашу работу?

— До избрания в СТК я был председателем профсоюза МПРА на заводе «Фольксваген Груп Рус» в Калуге, затем председателем профсоюза на уровне Калужской области, входил в Совет Конфедерации труда России. Избрание в СТК для меня — это очередной вызов, который заключается не только в том, что я избран в некую новую структуру представительства работников, но и в том, что я должен организовать работу СТК с нуля. Необходимо организовать работу комитетов СТК, найти оптимальное взаимодействие с профсоюзами, наладить коммуникацию с сотрудниками завода, добиться признания СТК со стороны менеджмента и многое другое. На данный момент тратится много сил и времени на решение этих организационных вопросов, нежели на решение проблем работников. Но я понимаю, что до тех пор, пока не решишь организационные вопросы, решение реальных проблем будет неэффективным. Поэтому сейчас организационная составляющая в работе СТК имеет для меня наивысший приоритет.

— Теперь Вы представляете интересы всех сотрудников. Это большая ответственность. Что значит эта ответственность лично для вас?

— Сразу поясню, что выступать от имени всех сотрудников — это право СТК, а не обязанность. Тем не менее это не снимает ответственности за принятые решения. И в плане ответственности есть существенные различия между профсоюзом и СТК.

Профсоюз сильно зависит от численности и вынужден реализовывать запросы, поступающие от своих членов «здесь и сейчас», не заглядывая далеко в будущее. СТК в этом плане более свободен, но это накладывает на него ответственность за развитие трудовых отношений, за стратегию развития предприятия, за сохранность рабочих мест.

И каждый проблемный вопрос СТК должен оценивать с точки зрения дальнейших перспектив и возможных негативных последствий. Приведу пример: на одном из заводов было принято решение организовать при нем детский садик для детей сотрудников. Казалось бы, классное решение проблем сотрудников, которое «здесь и сейчас» добавило популярности представителям трудового коллектива. Однако большую часть прибыли заводу пришлось потратить сначала на строительство, а затем ежегодно на содержание данного детского садика. Что, в свою очередь, поставило под вопрос ежегодное повышение зарплаты сотрудников.

— СТК — это новый коллегиальный орган. Какие вызовы сейчас стоят перед СТК? Каким образом Вы собираетесь строить работу СТК? В каком направлении?

— Как я уже говорил, сейчас необходимо наладить саму работу СТК, запустить механизмы, чтобы каждый комитет смог работать в автономном режиме. Серьёзный вызов перед нами поставили мировой кризис и дизельный скандал. Они вскрыли множество проблем в концерне, а слово «солидарность» уже давно забыто. Сейчас концерн уже не выглядит как единое целое, марки и заводы готовы драться друг c другом за заказы. Но это далеко не первый серьёзный вызов, который встает перед компанией «Фольксваген», и я уверен, что все вместе мы успешно решим эти проблемы. А если говорить о будущем, то у СТК— наполеоновские планы, и мы намерены серьёзно расширить сферы участия работников в управлении предприятием и качественно улучшить уже имеющиеся направления. Работа СТК будет основываться на таких базовых ценностях человека, как справедливость, уважение, безопасность, а это значит:

- создание уважительных партнёрских отношений между коллегами, а также между руководителями и рядовыми сотрудниками;
- изменение принципов и целей дисциплинарной ответственности;
- гарантии карьерного роста;
- гарантии занятости и сохранения рабочих мест;
- создание комфортных рабочих мест и мест для отдыха.

Но, думаю, что на это потребуется не один и не два года, так как многое зависит от готовности работодателя сотрудничать с СТК и от готовности к переменам самих сотрудников.

— Какие вопросы/проблемы для вас являются приоритетными?

— Для меня приоритетными являются вопросы кадровой политики. Но со мной не согласятся члены СТК в комитетах охраны и организации труда и будут совершенно правы, так как недавно произошло изменение в стратегии концерна Volkswagen, и необходимо как можно скорее произвести изменение в организации труда.

— Как складывается сейчас совместная работа с другими представительствами работников (профсоюзы, социальные партнеры)?

— На данный момент большинство озвученных сотрудниками проблем решаются только через профсоюз и за счёт авторитета членов СТК, так как сам СТК не имеет самостоятельных рычагов влияния.

Сам по себе статус и закреплённые полномочия ничего не дают. Как и прежде, всё решает соотношение сил между профсоюзом и работодателем.

Что касается социальных партнёров, то многие проблемы, поступающие от сотрудников, не входят в сферу решения вопросов СТК и являются зоной ответственности социальных партнёров. Данные вопросы мы передаём заводскому социальному партнёру — Александру Рябухе.

— Ведется ли совместная работа со всемирным и европейским производственным советом? В каком ключе?

— Опыт взаимодействия с Производственным советом концерна, как и с профсоюзом IG-Metall, у нас имеется с 2009 года. Эти две организации, как правило, работают вместе, именно поэтому их влияние в концерне столь велико. Тогда их своевременные действия помогли профсоюзу закрепиться и продолжить своё развитие на заводе «Фольксваген-Калуга», несмотря на противодействие со стороны менеджмента. В 2011 году Производственный совет концерна и профсоюз IG-Metall своевременно поддержали требования МПРА, в результате нам удалось договориться о включении 20% премии в оклад и повышении зарплаты на 20%. С тех пор наши взаимоотношения только укрепились, и мы регулярно обмениваемся информацией и имеющимся опытом по разным вопросам.

— Если говорить о своеобразной корпоративной культуре концерна «Фольксваген», то там есть такие понятия, как «социальный диалог», «конструктивный диалог», «совместное принятие решений» и «совместная ответственность». Что значат все эти термины для Вас? Как Вы их понимаете?

— Я давно «варюсь в этой каше», поэтому понимаю эти термины точно так же, как мои коллеги в других странах. На нашем заводе степень участия представителей работников в принятии решений осуществляется всего лишь в рамках российского законодательства. Оно ограничивается лишь запросом мотивированного мнения у представителей работников, которое может быть учтено работодателем, а может быть и проигнорировано им. Культура «Фольксваген» подразумевает иную форму участия в принятии решений, которые осуществляются в трех формах в зависимости от вопроса регулирования. Первая форма «информирование»— когда работодатель просто доводит информацию до представителей работников. Вторая форма— «консультация»— подразумевает, что стороны ведут диалог по спорному вопросу до тех пор, пока не найдут взаимовыгодного решения. Третья форма — «согласование»— означает, что работодатель не вправе принимать решение по вопросу до тех пор, пока своё согласие не дадут представители работников. Безусловно, такой уровень участия в принятии решений возлагает на стороны дополнительную ответственность.

Источник: МПРА



Твитнуть Поделиться на Facebook Поделиться ВКонтакте