22.06.20
В профсоюзе «Действие» считают, что Минздрав превысил полномочия

konoval.jpgСопредседатель профсоюза медработников «Действие» Андрей Коновал обратился к генеральному прокурору РФ Игорю Краснову с просьбой дать оценку действиям российского Минздрава, разославшего в мае в регионы указания, как именно следует исполнять постановления правительства № 415 и № 484 о стимулирующих выплатах работникам здравоохранения. В свете этих указаний большинство медиков может забыть про федеральные надбавки за борьбу с коронавирусной инфекцией. Однако, по мнению профсоюза, руководство министерства превысило свои служебные полномочия, а также распространило заведомо ложную (недостоверную) информацию под видом достоверной. Тем самым были нарушены трудовые права работников здравоохранения и создана угроза общественному порядку и безопасности. За такие деяния, как известно, предусмотрена административная и уголовная ответственность.

В письме профсоюза «Действие», направленном генеральному прокурору, обращается внимание, что Минздрав России не наделен полномочиями давать официальные разъяснения по вопросам трудового законодательства. Между тем, в мае ведомство разослало в адрес органов исполнительной власти субъектов РФ письма с указаниями, как именно должны выплачиваться стимулирующие надбавки работникам здравоохранения, предусмотренные постановлениями правительства РФ № 415 и № 484. Оговорка, что речь идет лишь о мнении специалистов Минздрава, в письмах отсутствуют. Позиция министерства доведена до регионов в виде официальных разъяснений. В результате, региональные власти и администрация медучреждений сегодня ссылаются на них при принятии решений, которыми ограничивают как размеры стимулирующих выплат, так и сам круг медработников, их получающих.

Прежде всего, речь идет о письме министра здравоохранения Михаила Мурашко от 6 мая 2020 г. и письме его заместителя Татьяны Семеновой от 21 мая 2020 г. Из текста этих документов следует, что выплаты положены исключительно тем медикам, которые непосредственно лечат больных с лабораторно подтвержденным COVID-19, контактируют с такими больными или работают с лабораторными материалами, зараженными коронавирусом. Таким образом, из круга сотрудников, которым положены надбавки, без всяких на то правовых оснований исключаются медработники, работающие с пациентами из групп повышенного риска заражения коронавирусом.

Однако в самом тексте 415-го постановления прямо и неоднократно говорится, что выплаты предназначаются также и «медицинским работникам, оказывающим медицинскую помощь <…> лицам из групп риска заражения новой коронавирусной инфекцией».

Понятие «лица из группы риска заражения новой коронавирусной инфекцией», кстати, раскрывается в приказе самого Минздрава - № 198н «О временном порядке организации работы медицинских организаций в целях реализации мер по профилактике и снижению рисков распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19».

Здесь неоднократно используется следующее определение «групп риска»: «лица в возрасте старше 60 лет, а также лица, страдающие хроническими заболеваниями бронхолегочной, сердечно-сосудистой и эндокринной систем, беременные женщины».

Очевидно, что практически все медработники стационаров, первичного звена (поликлиник, амбулаторий, ФАПов), служб скорой помощи в своей ежедневной работе регулярно оказывают помощь данным категориям пациентов. Следовательно, утверждается в письме профсоюза, все они имеют право на стимулирующие выплаты за особые условия труда и дополнительную нагрузку, предусмотренные Постановлением № 415.

«Подобный подход вполне правомерен с учетом того, что все перечисленные категории медицинских работников сами находятся в зоне повышенного риска заражения COVID-19, - говорится в обращении МПРЗ «Действие», - о чем, в частности, свидетельствует большая доля заболевших сотрудников медицинских учреждений и подразделений различного профиля в регионах распространения коронавирусной инфекции. Кроме того, из-за всплеска заболевших и повышенных требований к мерам безопасности практически все они несут дополнительную трудовую нагрузку».

Между тем, замминистра Татьяна Семенова в письме от 21 мая 2020 г. еще более ограничивает круг получателей стимулирующих выплат. Под нож «экономии» попала большая часть выездных бригад скорой помощи. Семенова утверждает, что право на выплаты как по 415-му, так и по 484-му постановлению имеют лишь сотрудники бригад, специально перепрофилированных (в соответствии с приказом Минздрава №198н) на обслуживание вызовов к пациентам с ОРВИ, внебольничной пневмонией и COVID-19. Однако если обратиться к тексту правительственных постановлений №415 и №484, можно легко убедиться, что такие «спецбригады» там вообще не упоминаются, а следовательно никаких ограничений стимулирующих выплат только сотрудниками «спецбригад» не предусмотрено. Более того, согласно постановлению правительства РФ № 484, размер средств выделяемых регионам на стимулирующие надбавки за особую важность работы, определяется по формуле с учетом всей численности медицинского персонала и водителей скорой помощи.

«Следовательно, - комментирует ситуацию сопредседатель «Действия» Андрей Коновал, - г-жа Семенова и здесь превысила служебные полномочия, проведя ревизию постановлений правительства».

В своем письме к генеральному прокурору «Действие» обращает также внимание на то, что, по факту во многих организациях скорой помощи формирование «спецбригад» под вызовы с подозрением на COVID-19 произошло спустя значительное время после проникновения коронавирусной инфекции в тот или иной регион. На Чапаевской подстанции ГБУЗ «Самарская областная ССМП», например, такая бригада была сформирована лишь 1 июня. Между тем, согласно Постановлению №415, его действие распространяется на период с 30 января 2020 года, а согласно Постановлению №484 – с 1 апреля 2020 года. Кроме того, часто (особенно в сельской местности при небольшом количестве бригад) у работодателя отсутствует объективная возможность формирования таких отдельных спецбригад.

Еще одна претензия профсоюза связана с тем, что Минздрав предлагает выплачивать деньги только тем медикам, которые работают с лабораторно подтвержденными случаями COVID-19. «Большая часть медицинских работников и водителей скорой помощи оказывает помощь таким пациентам еще до момента лабораторного подтверждения диагноза и получает от работодателей отказы в стимулирующих выплатах на этом неправомерном, с нашей точки зрения, основании», — отмечают авторы обращения.

«Фактически, с нашей точки зрения, речь идет о превышении должностных полномочий, а также публичном распространении заведомо ложной информации под видом достоверной», — говорится в письме генпрокурору.

В связи с этим, «Действие» видит в действиях должностных лиц Минздрава России признаки нарушений закона, ответственность за которые предусмотрена двумя статьями Уголовного кодекса и одной статьей Кодекса об административных нарушениях.

Так, по статье 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий» предусмотрена ответственность за совершение лицом, которое занимает государственную должность Российской Федерации, действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. «Содержащиеся в вышеупомянутых письмах Минздрава России предписания органам исполнительной власти субъектов РФ, с нашей точки зрения, существенно нарушают права и законные интересы работников учреждений здравоохранения, наносят ущерб интересам общества и государства, заинтересованных в создании условий для полноценного оказания медицинской помощи населению», - говорится в обращении профсоюза.

Еще одна статья Уголовного кодекса (ст. 207.1 УК РФ) была введена как раз специально в связи с пандемией Covid-19 и получила известность в масс-медиа как статья за «фейк-ньюс». Она предполагает отвественность за «публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации о принимаемых мерах по обеспечению безопасности населения и территорий, приемах и способах защиты от обстоятельств, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан». При этом обстоятельствами, представляющими угрозу жизни и безопасности граждан, в статье 207.1 УК РФ признаются, в частности, чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера, в том числе эпидемии, иные обстоятельства того же рода, которые могут повлечь человеческие жертвы, ущерб здоровью людей, нарушение условий жизнедеятельности населения. По мнению профсоюза «Действия», данное описание вполне применимо к действиям руководства Минздрава России: «Принятые Президентом России и Правительством РФ решения о стимулирующих выплатах работникам медицинских организаций, работающим в условиях коронавирусной инфекции, являются одной из мер по обеспечению безопасности граждан от обстоятельств, которые наносят ущерб здоровью людей, нарушают условия жизнедеятельности населения. Должностные лица Минздрава России в силу своих профессиональных компетенций и доступа к ресурсам юридической поддержки, с нашей точки зрения, не могли не знать, что распространяют в вышеупомянутых письмах Минздрава заведомо ложные сведения о содержании правительственных постановлений № 415 и № 484».

Наконец, в письме сопредседателя «Действия», упоминается административная статья, которую в последнее время активно пытаются применять против рядовых медработников, рассказывающих в соцсетях и СМИ о проблемах с нехваткой средств индивидуальной защиты и несоблюдении руководством медучреждений правил работы в условиях коронавирусной инфекции. Речь идет о статье 13.15 КоАП РФ, которая преследует за «распространение в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях заведомо недостоверной общественно значимой информации под видом достоверных сообщений, создавшее угрозу массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности».

«Предписываемое вышеуказанными письмами Минздрава России ограничение размера стимулирующих выплат и круга их получателей, вызвало недовольство медицинского персонала и водителей скорой помощи, спровоцировало рост трудовых конфликтов и протестных настроений работников российского здравоохранения. Тем самым создана угроза массового нарушения общественного порядка и общественной безопасности», - такая оценка содержится в письме «Действие».

В связи с вышесказанным, профсоюз «Действие» просит генерального прокурора провести проверку доводов о наличии в действиях должностных лиц Минздрава России признаков нарушений, ответственность за которые предусмотрена статьям 207.1 и 286 УК РФ и ст. 13.15 КоАП РФ, и в случае подтверждения нарушений привлечь виновных лиц к ответственности, предусмотренной законом.

По материалам сайт профсоюза «Действие»

Твитнуть Поделиться на Facebook Поделиться ВКонтакте